Тайга раскрывает тайны

после вдвоем века поймать её стоило сил и времени. Михаил Цыганко с друзьями изучали архивы и старинные карты. Потребовалось пять экспедиций и семь долгих лет, что бы поиски увенчались успехом. Лесные чаща умеют прятать тайны прошлого. но намедни тайга нечаянно открыла свои секреты. Розовато-фиолетовый скала был найден неподалеку от зимовья Баронское, что в 50 км от Североуральска. Помогли живущие там фермеры. Они как указали место, где аккуратно, штабелями лежала яшма, да и не дошедшая до Северной столицы. В «штуфном кабинете», что открылся в городском музее по инициативе горноспасателя Михаила Цыганко в 2014 году, около каждого камня своя история. Ярко-зеленый турьинский малахит тожественный был найден в тихий тайге – он обнаружился на заброшенной дороге из Турьинских Рудников в Петропавловское. ясный высокий хрусталь, нежные веточки самородной меди, беспримерный отлив огромной соляной глыбы и элегантные вкрапления медного изумруда опосля рассказов Цыганко воспринимаются уже не как неодушевленные камни. Во всех его удачных лесных находках – чувство вечности, гармонии, красоты природы, застывшей во времени. По материалам сайта http://nslovo.info/  Фото Михаила Цыганко.        после двое века поймать её стоило сил и времени. Михаил Цыганко с друзьями изучали архивы и старинные карты. Потребовалось пять экспедиций и семь долгих лет, что бы поиски увенчались успехом. Лесные чаща умеют беречь тайны прошлого. при всем том незадолго тайга внезапно открыла свои секреты. Розовато-фиолетовый скала был найден неподалеку от зимовья Баронское, что в 50 км от Североуральска. Помогли живущие там фермеры. Они будто указали место, где аккуратно, штабелями лежала яшма, да и не дошедшая до Северной столицы. В «штуфном кабинете», что открылся в городском музее по инициативе горноспасателя Михаила Цыганко в 2014 году, около каждого камня своя история. Ярко-зеленый турьинский малахит одинаковый был найден в пустынный тайге – он обнаружился на заброшенной дороге из Турьинских Рудников в Петропавловское. чистый высокий хрусталь, нежные веточки самородной меди, особенный отлив огромной соляной глыбы и элегантные вкрапления медного изумруда опосля рассказов Цыганко воспринимаются уже не как неодушевленные камни. Во всех его удачных лесных находках – чувство вечности, гармонии, красоты природы, застывшей во времени. По материалам сайта http://nslovo.info/  Фото Михаила Цыганко.